КУЛЬТУРА
10:48 / 12 августа 2019
244

Легенда о серебряном пищике или как стать петрушечником?

Актёрских специализаций существует много, но одна из самых редких в настоящее время – актёры-петрушечники.

Они, без преувеличения сказать – «штучный товар», настоящие виртуозы своего дела! И вот как раз с таким интереснейшим человеком шенкуряне имели возможность познакомиться на прошедшем в нынешнем году фестивале «Евдокиевские дни». В его программу был включен спектакль «ТруПеТру или Приключения Петрушки» театра «Папьемашенники» (г.Санкт-Петербург), главной «движущей силой» которого является актёр Всеволод Мизенин. Не побоюсь этого слова - тем, кто увидел это представление, исключительно повезло: от души веселились и хохотали даже видавшие виды шенкурские педагоги-театралы, не говоря уже о самих детях!

А вечером того же дня Всеволод провёл урок по истории кукольного театра (в целом) и петрушечного театра (в частности) для учащихся отделения «Искусство театра» шенкурской ДШИ №18, после чего ответил на вопросы ребят и педагогов. Получилась своего рода пресс-конференция, с поучительным содержанием которой и хочется вкратце познакомить наших читателей.

Рассказ о себе актёр начал с того, как он, уроженец Мурманска, оказался в Санкт-Петербурге, одержимый желанием заниматься петрушечным театром. «На тот момент у меня

была сделана ширма, она убиралась в чемодан. Весил он, наверное, килограммов 25, - рассказывает Всеволод. - Играл тогда очень редко. Подумал: раз приехал в Питер – надо учиться. Пришёл в театр «Странствующие куклы господина Пэжо»: «Здравствуйте, я - петрушечник!» «Заходи, покажешь своего Петрушку». Показал. «Нормально, молодец. Езжай-ка ты к Архипову** учиться». Пришёл к Архипову: «Анатолий Николаевич, здравствуйте, я к Вам!» «А что ты умеешь?» Показал кукол, Петрушку. «Ну, молодец. Вот тебе голос!». И дал мне голос - пищик.

- Откуда у Вас берутся куклы – сами делаете?

- Да, кукол делаю сам. Сначала они были из папье-маше. Я знаком с мастером Еленой Мининой (она и тут у вас в Шенкурске работала), она показала, как делаются всё из папье-маше. В общем, она – крёстная мама нашего театра! А теперь куклы деревянные. Вот у этого Петрушки голову делал Анатолий Николаевич, потом эту деревяшку подарил мне. Получив её, понял, как надо делать. Но всё равно много здесь тонкостей. Вот как-то раз сижу несколько дней, пытаюсь сделать голову. Весь взмыленный уже. Приходит Елена Минина: «Ты зачем дуб-то режешь? Ты возьми липу – мягкое, лёгкое дерево. Оно просто обрабатывается!» Тогда ещё не было такой, как сейчас, возможности получать информацию из интернета. Так стал учиться вырезать кукол.

- Где Вы так научились играть?

- Везде понемногу. Какое-то время ходил в театральную академию на факультативные занятия к Александру Яновичу Стависскому***. А так просто выходил на улицу и очень много играл. То есть от большинства петрушечников я отличаюсь тем, что школа у меня не академическая, а уличная.

Когда я начинал, у меня был Петрушка из папье-маше (чуть ли не после каждого представления нос ему приходилось подклеивать, и он из острого стал, как груша). Я съездил к Анатолию Николаевичу, он мне дал пищик, голову. Всю зиму я ходил по набережной Невы, отрабатывал артикуляцию, учился перекидывать во рту пищик. И вот наступила весна, растаял снег. «Ну всё, я готов!», - решил я, и один прекрасный день взял ширму и вышел на улицу. Пошёл на 7-ю линию, рядом с метро. Снаряжение тогда было не такое, как сейчас. Ткань ширмы весилась на петельки, долго, занудно. Сейчас есть шкатулка для денег и гостинцев Петрушке, а тогда была коробка из-под обуви с надписью «Петрушке на колпачок». Всё нелепо. Было страшно жутко – на улице до этого никогда не играл!

Но - начал играть, народ стал останавливаться. И тут появляется бабушка, такая классическая странница, загадочного вида. И начинает Петрушке вопросы задавать, да такие правильные! Петрушка ей отвечает, я радуюсь и продолжаю играть. Тут смотрю – она начинает деньги собирать с народа! Да ещё с такими присказками правильными! И кто-то начинает деньги ей давать! Я ткань откидываю: «Ты что, матушка, творишь?» А она: «Молчи! Не я, так и народу у тебя бы не было!» Тут интуитивно я понял, как уличный актёр, что действие не может идти не под моим управлением. Что делать? Я играл тогда без костюма. Народ сосредоточился на бабушке, и я тихонько вышел из-за ширмы (в чём плюсы русских ширм!) и зашёл сзади публики. Впереди стоит мужчина. Я спрашиваю: «Что там?» А он: «Да парень там играет, а бабка какая-то деньги собирает». Я: «Значит, обирает уличного артиста?» Он: «Да вроде того». Я: «Так ведь это непорядок». Он: «Вообще-то да». Я: «Так надо гнать её в шею!». Он: «Вообще-то да. Слышь, бабуля, кончай это дело!». Народ зашумел, через пару минут чуть ли не заскандировал. Бабушка взъерепенилась, но увидела, что народ против неё настроен и отошла в сторонку. Я ей зааплодировал, народ подхватил. Она постояла минутку, поклонилась. Я запрыгнул в ширму, поднял Петрушку и Капрала. Она удивилась: «О, у тебя и другие куклы есть!» Постояла немного и ушла. Вот тогда-то я и понял, что никакой границы между мной и публикой быть не должно!

* * * * *

По ходу общения и у гостя нашлись вопросы к шенкурским кукольникам: «А вы тут Петрушкой играете?» «Не каждый год, - сообщили наши театральные педагоги. - Когда мальчиков в классах побольше – тогда играем».

- Да, это больше мужская история, - согласился Всеволод Мизенин и продолжил делиться опытом: «Чтобы Петрушка был интересным, надо, чтобы он говорил мало, а бегал и дрался много. Это – не театр диалога, а театр действия, движения. На таких Петрушек, которые выдают «литературу», размышляют, разглагольствуют – не интересно смотреть. У него ведь лицо – застывшая маска. И очень неправильная мысль, что петрушечники работают руками: они работают всем телом!

Смотрел ваш спектакль (имеются ввиду «Шенкурские петровки» - Н.Р.) Знаете, в какие моменты больше всего собиралось внимание публики? Правильно - когда Баба-Яга выскакивала вперёд и начинала махать метлой перед носом у зрителей! Их внимание напряглось потому, что возникла опасность, ведь Баба-Яга – непонятная! Это очень важно! Надо создавать такие ситуации. Это - один из самых мощных способов удерживать внимание зрителей, что очень важно для вас, театралов!»

* * * * *

Расставались «Папьемашенники» с шенкурянами, как самые лучшие друзья. Всеволод Мизенин обещал приехать, как только сюда позовут, благо, что с нашими северными краями знаком: у него папа родом из Архангельска, сам актёр знает не только Шенкурск, но и Вельск и даже Цигломень! А на прощание гость открыл страшную профессиональную тайну: «Каждый петрушечник хоть раз в жизни должен проглотить пищик. Когда я был молодым петрушечником, я тоже проглотил пищик, и он теперь всегда со мной. Пищик серебряный, поэтому лежит и ионизирует организм, испускает ионы добра». Познакомившись с Всеволодом Мизининым, трудно не согласиться с истинностью этих слов!

Николай Романовский.
_____________________

*Пищик - искусственный резонатор, изменяющий голос артиста и делающий его голосом Петрушки или другого персонажа кукольного театра. При изготовлении используется, например, сплющенная и сложенная пополам серебряная монета, внутри которой натянут конский волос. Умение пользоваться пищиком - искусство, доступное далеко не каждому: пищик легко проглотить (!), и очень трудно научиться разговаривать, держа его во рту.

**Анатолий Николаевич Архипов – знаменитый актёр-кукольник, один из основателей Центра возрождения народной культуры «Петрушкина Слобода» (г.Мытищи Московской области).

***Александр Янович Стависский - член Союза художников РФ, один из основателей Санкт-Петербургского театра «КукАртель», доцент кафедры режиссуры и актерского мастерства театра кукол Российского государственного института сценических искусств, где преподает актерское мастерство и режиссуру театра кукол.


Фото недели
Здесь мы можем разместить ваше объявление
В редакции газеты "Важский край" в наличии и на заказ
Предложите новость